Первая Мировая война
28 июля 1914 — 11 ноября 1918
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Первая Мировая войнаПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Сообщество:Первая Мировая Война  
­­
­­
­­
­­­­
­­

­­
­­
­­­­
­­


­­
­­
­­
­­

­­
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 26 декабря 2010 г.
Великая Княжна Мария Николаевна 07:17:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 24 июня 2010 г.
Georges Benjamin Clemenceau Великая Княжна Мария Николаевна 10:36:17
­­
Жорж Бенжамен Клемансо(фр. Georges Benjamin Clemenceau; 28 сентября 1841, Муйрон-ан-Паре — 24 ноября 1929, Париж) — французский политический и государственный деятель, журналист. Член Французской академии (1918; отказался от церемонии принятия).
Подробнее…Биография
Родился в Вандее. Изучал медицину в Нанте и Париже. Здесь, на почве оппозиционного движения против второй империи, у Клемансо впервые зародился горячий интерес к политическим вопросам. Он принял деятельное участие в волнениях университетской молодежи и вследствие этого вынужден был оставить свои занятия в Парижской медицинской школе. Предприняв путешествие в Америку, он пробыл там около четырёх лет, в течение которых окрепли его демократически-республиканские идеи. "Америка – единственная страна, перешедшая из стадии варварства прямо в стадию дегенерации, минуя стадию цивилизации." - итог этого путешествия. Вернувшись в Париж в 1869 г., он получил степень доктора медицины, занялся врачебной практикой, поселился в центре рабочего квартала Монмартр и вскоре завоевал себе широкую популярность.
После революции 4 сентября 1870 года он был мэром XVIII (Монмартрского) округа, а 8 февраля 1871 года избран был одним из 43 представителей Парижа в национальное собрание, где занял место в группе крайней левой. Сохранив за собой должность мэра, Клемансо старался путем взаимных уступок достигнуть соглашения между центральным комитетом национальной гвардии и правительством. Усилия эти не удались, крайние элементы получили преобладание, и на новых муниципальных выборах (26 марта 1871 года) Клемансо не был избран, причём счел нужным сложить с себя и депутатское звание. На новых выборах, имевших место (в июле) после подавления коммуны, Клемансо был избран членом муниципального совета; позже был его вице-президентом и президентом.
На выборах в палату депутатов, в феврале 1876 года, Клемансо был избран депутатом от того же XVIII округа Парижа. Одним из первых действий его в палате было требование амнистии осужденным за участие в коммуне — амнистии, в которой он видел залог умиротворения страны. В 1877 году Клемансо был одним из 363 депутатов, которые, сплотившись вокруг Гамбетты, оказали решительный отпор монархической коалиции.

­­
На выборах в октябре 1877 г. Клемансо снова был избран депутатом огромным большинством 18620 голосов из 18820, а по открытии заседаний палаты вошёл в состав «комитета восемнадцати», образованного для борьбы против попыток монархической реставрации. С отставкой Мак-Магона опасность, угрожавшая республике, миновала, и разногласие в среде республиканцев обострилось. К. образовал радикальную группу, которая поставила своей задачей борьбу с «оппортунистами», не находившими нужным идти навстречу многим запросам демократии и, в частности, социальным реформам. Он нападал на господствующую партию и за недостаточно решительную политику по отношению к клерикализму, и за увлечение колониальной политикой. Отличаясь, как оратор, логичностью, энергией и нервностью, Клемансо завоевал себе репутацию «сокрушителя министерств». Особенно выдающуюся роль он играл при падении кабинетов Гамбетты (в январе 1882 г.) и Ферри (в марте 1885 г.), а также при избрании Карно президентом республики (в декабре 1887 г.) и в эпоху борьбы с буланжизмом, который нашёл в Клемансо энергичного врага, как только выяснилось, что это — движение к цезаризму и против республики. Отличаясь по преимуществу отрицательным характером, политическая деятельность Клемансо имела и положительные результаты: своей критикой Клемансо не раз приводил умеренных республиканцев к сознанию необходимости расширить свою программу и немало способствовал осуществлению тех реформ, какие проведены были в 80-х и начале 90-х гг.
­­
В конце 1892 г., в разгар панамских разоблачений, на Клемансо пало обвинение в подозрительных сношениях с одним из главных героев «Панамы», Корнелием Герцем; это в сильной степени подорвало его репутацию, и на выборах 1893 г. Клемансо был забаллотирован. С тех пор участие его в политической жизни Франции выражается главным образом в редактировании газеты «Justice», которую он основал в 1880 г.
В марте-октябре 1906 Клемансо — министр внутренних дел. В октябре 1906 — июле 1909 и в 1917—1920 гг. председатель Совета министров.
Жоржу Клемансо принадлежат известные фразы «Сегодня я по другую сторону баррикад» и «Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес».[1]

Первое министерство Клемансо (25 октября 1906 — 24 июля 1909)
Жорж Клемансо — председатель Совета Министров и министр внутренних дел;
Стефан Пишон — министр иностранных дел;
Жорж Пиквар — военный министр;
Жозеф Кайо — министр финансов;
Рене Вивиани — министр труда и условий социального обеспечения;
Эдмон Гуё-Дессень — министр юстиции;
Гастон Томсон — морской министр;
Аристид Бриан — министр общественного развития, искусств и культов;
Жозеф Руау — министр сельского хозяйства;
Рафаэль Милье-Лакруа — министр колоний;
Луи Барту — министр общественных работ, почт и телеграфов;
Гастон Думерг — министр торговли и промышленности.
Изменения
4 января 1908 — Аристид Бриан наследует Гуё-Дессеню как министр юстиции. Гастон Думерг наследует Бриану как министр общественного развития и искусств. Бриан остается министром культов. Жан Крюппи наследует Думергу как министр торговли и промышленности.
22 октября 1908 — Альфред Пикар наследует Томсону как морской министр.

Второе министерство Клемансо (16 ноября 1917 — 20 января 1920)
Жорж Клемансо — председатель Совета Министров и военный министр;
Стефан Пишон — министр иностранных дел;
Луи Люшё — министр вооружений и военного производства;
Жюль Пам — министр внутренних дел;
Луи Люсьен Клоц — министр финансов;
Пьер Кольяр — министр труда и условий социального обеспечения;
Луи Наиль — министр юстиции;
Жорж Лейг — морской министр;
Луи Лафферр — министр общественного развития и искусств;
Виктор Боре — министр сельского хозяйства и поставок;
Анри Симон — министр колоний;
Альбер Клавей — министр общественных работ и транспорта;
Этьен Клементель — министр торговли, промышленности, морского транспорта, торгового флота, почт и телеграфов;
Шарль Жоннар — министр освобожденных областей и блокады.
Изменения
23 ноября 1917 — Альбер Лебрен наследует Жоннару как министр освобожденных областей и блокады.
26 ноября 1918 — Луи Люшё становится министром промышленного восстановления. Его должность министра вооружений и военного производства упразднена.
24 декабря 1918 — должность министра блокады упразднена. Лебрен остается министром освобожденных областей.
5 мая 1919 — Альбер Клавей наследует Клементелю как министр торгового флота. Он остается министром общественных работ и транспорта, в то время как Клементель остается министром торговли, промышленности, почт и телеграфов.
20 июля 1919 — Жозеф Нуланс наследует Боре как министр сельского хозяйства и поставок.
6 ноября 1919 — Андре Тардьё наследует Лебрену как министр освобожденных областей.
27 ноября 1919 — Леон Берар наследует Лаферру как министр общественного развития и искусств. Луи Дюбуа наследует Клементелю как министр торговли, промышленности, почт и телеграфов.
2 декабря 1919 — Поль Журден наследует Кольяру как министр труда и условий социального обеспечения.

Примечания
История Второй мировой войны, т. 1, с. 13.


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Антанты
Прoкoммeнтировaть
Reinhard Scheer Великая Княжна Мария Николаевна 10:31:52
­­
Рейнхард Шеер (нем. Reinhard Scheer; 30 сентября 1863 — 26 ноября 1928) — германский военный деятель, адмирал.
Командующий германским флотом Открытого Моря в Ютландском морском сражении, одном из крупнейших морских сражений в истории.

Подробнее…Биография
Рейнхард Шеер родился в г. Обернкирхен, Германия. Поступил на флот в 1879 год. Будучи еще зеленым лейтенантом получил прозвище «Bobshiess» (Драчливый Боб) на том основании, что он походил на своего фокстерьера, который всегда норовил разодрать брюки его друзьям. В 1905 году получил звание капитана 1-го ранга (нем. Kapitn zur See), а в 1910 году — контр-адмирала (нем. Konteradmiral). Приверженец строгой дисциплины, Шеер получил на флоте прозвище «Человек в железной маске».
Во время войны он поддерживал наиболее агрессивный вариант оборонительной стратегии. В январе 1916 года Шеер был назначен командующим флотом Открытого Моря. Он командовал германским флотом в Ютландском морском сражении. В своем оперативном приказе на 31 мая 1916 года Шеер ясно дал понять, что намерен дать бой части британского флота. Несмотря на то, что ему не удалось нанести поражение британскому Гранд-Флиту, он избежал уничтожения своего флота численно превосходящими силами противника, нанеся при этом значительный урон англичанам. После окончания Ютландского боя Шеера встретили как героя. 5 июня он был произведен в полные адмиралы и в тот же день награжден орденом Pour le Merite — высшей военной наградой Пруссии. За участие в Ютландском сражении кайзер Вильгельм II пожаловал ему рыцарский титул, однако Шеер от титула отказался (его подчиненный вице-адмирал Хиппер, командовавший в сражении авангардом, принял титул и получил дворянскую приставку «фон» к фамилии). После Ютландского боя Шеер потерял веру в возможность победы флота Открытого Моря над британским флотом и стал убеждённым сторонником неограниченной подводной войны против Великобритании.
Шеер вышел в отставку в 1918 году, после спровоцированного им же Кильского бунта и последовавшей за ним Ноябрьской революции в Германии.
В 1928 году адмирал Джеллико, командовавший Гранд-Флитом в Ютландском сражении, пригласил Шеера посетить Великобританию. Шеер принял приглашение, однако незадолго до предполагаемого отъезда умер в г. Марктредвиц и был похоронен в г. Веймар.
В честь адмирала Шеера был назван построенный в 1933 году тяжёлый крейсер «Адмирал Шеер».


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть
Raymond Poincar Великая Княжна Мария Николаевна 10:30:04
­­
Раймон Пуанкаре(фр. Raymond Poincar, 20 августа 1860— 15 октября 1934) — французский государственный деятель, президент Франции (Третья республика, 1913—1920).
Подробнее…Биография
Получив юридическое образование в Париже, Пуанкаре сперва занимался адвокатурой; в течение 1 лет заведовал канцелярией министерства земледелия. В 1886 г. был избран в палату депутатов и с тех пор занял видное место в рядах республиканской партии, примыкая по своим взглядам к старым оппортунистам. Был неоднократно выбираем докладчиком по бюджетным вопросам; в 1895 г. получил портфель министра финансов в кабинете Дюпюи. С 1897 г. избирался в вице-президенты палаты депутатов. Напечатал: «Du Droit de suite dans la proprit mobilire» (1883). C 1903 г. сенатор; в 1906 г., после падения кабинета Рувье, принял портфель финансов в новообразовавшемся коалиционном кабинете Сарьена, являясь в нем представителем умеренных республиканцев.
Три раза был премьер-министром Франции (в том числе два раза после ухода с президентского поста; 1912—1913, 1922—1924, 1926—1929). С 1909 член Французской академии (занял там место через год после избрания туда его двоюродного брата, великого математика Анри Пуанкаре).
Он два раза бывал в России с официальном визитом в 1912 и 1914 годах, для русско-французского союза.
Основное событие его президентства — Первая мировая война, сторонником которой он считался (до её начала имел прозвище «Пуанкаре-война», фр. Poincar la guerre). В момент тяжёлых испытаний для Франции, особенно в начальный период войны, Пуанкаре и его правительство во главе с Жоржем Клемансо достойно справились с организацией национальной обороны.

Правительства Пуанкаре
Первое министерство Пуанкаре (21 января 1912 — 21 января 1913)

Раймон Пуанкаре — председатель Совета Министров и министр иностранных дел;
Александр Мильеран — военный министр;
Теодор Стег — министр внутренних дел;
Луи Люсьен Клоц — министр финансов;
Леон Буржуа — министр труда и условий социального обеспечения;
Аристид Бриан — министр юстиции;
Теофиль Делькассе — морской министр;
Габриэль Жюст’о — министр общественного развития и искусств;
Жюль Пам — министр сельского хозяйства;
Альбер Лебрен — министр колоний;
Жан Дюпюи — министр общественных работ, почт и телеграфов;
Фернан Давид — министр торговли и промышленности.
Изменения
12 января 1913 — Альбер Лебрен наследует Мильерану как военный министр. Рене Беснар наследует Лебрену как министр колоний.

Второе министерство Пуанкаре (15 января 1922 — 29 марта 1924)
Раймон Пуанкаре — председатель Совета Министров и министр иностранных дел;
Андре Мажино — военный министр;
Морис Монури — министр внутренних дел;
Шарль де Ластейре — министр финансов;
Альбер Пейронне — министр труда;
Луи Барту — министр юстиции;
Фламиниус Рэберти — морской министр;
Леон Берар — министр общественного развития и искусств;
Анри Шерон — министр сельского хозяйства;
Альбер Сарро — министр колоний;
Ив Ле Трокер — министр общественных работ;
Поль Страусс — министр гигиены, благотворительности и условий социального обеспечения;
Люсьен Диор — министр торговли и промышленности;
Шарль Рэбель — министр освобожденных областей.
Изменения
5 октября 1922 — Морис Колра наследует Барту как министр юстиции.

Третье министерство Пуанкаре (29 марта — 9 июня 1924)
Раймон Пуанкаре — председатель Совета Министров и министр иностранных дел;
Андре Мажино — военный министр;
Жюстен де Сельв — министр внутренних дел;
Фредерик Франсуа-Марсаль — министр финансов;
Шарль Даниэль-Винсан — министр труда и гигиены;
Эдмон Лефевр дю Прей — министр юстиции;
Морис Бокановски — морской министр;
Анри де Жувенель — министр общественного развития, искусств и технического образования;
Жозеф Капю — министр сельского хозяйства;
Жан Фабри — министр колоний;
Ив Ле Трокер — министр общественных работ, портов и флота;
Луи Люшё — министр торговли, промышленности, почт и телеграфов;
Луи Марен — министр освобожденных областей.

Четвертое министерство Пуанкаре (23 июля 1926 — 11 ноября 1928)
Раймон Пуанкаре — председатель Совета Министров и министр финансов;
Аристид Бриан — министр иностранных дел;
Поль Пенлеве — военный министр;
Альбер Сарро — министр внутренних дел;
Андре Фальер — министр труда, гигиены, благотворительности и условий социального обеспечения;
Луи Барту — министр юстиции;
Жорж Лейг — морской министр;
Эдуар Эррио — министр общественного развития и искусств;
Луи Марен — министр пенсий;
Анри Кей — министр сельского хозяйства;
Леон Перье — министр колоний;
Андре Тардьё — министр общественных работ;
Морис Бокановски — министр торговли и промышленности.
Изменения
1 июня 1928 — Луи Люшё наследует Фальеру как министр труда, гигиены, благотворительности и условий социального обеспечения.
14 сентября 1928 — Лоран Эйнак входит в министерство как министр авиации. Анри Шерон наследует Бокановски как министр торговли и промышленности, а также становится министром почт и телеграфов.

Пятое министерство Пуанкаре (11 ноября 1928 — 29 июля 1929)
Раймон Пуанкаре — председатель Совета Министров;
Аристид Бриан — министр иностранных дел;
Поль Пенлеве — военный министр;
Андре Тардьё — министр внутренних дел;
Анри Шерон — министр финансов;
Луи Люшё — министр труда, гигиены, благотворительности и условий социального обеспечения;
Луи Барту — министр юстиции;
Жорж Лейг — морской министр;
Лоран Эйнак — министр авиации;
Пьер Марро— министр общественного развития и искусств;
Луи Антериу — министр пенсий;
Жан Эннесси — министр сельского хозяйства;
Андре Мажино — министр колоний;
Пьер Фаржо — министр общественных работ;
Жорж Боннефу — министр торговли и промышленности.


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Антанты
Прoкoммeнтировaть
Helmuth Johannes Ludwig von Moltke Великая Княжна Мария Николаевна 10:25:44
­­
Хельмут Йоганн Людвиг фон Мольтке, Мольтке Младший (нем. Helmuth Johannes Ludwig von Moltke; 25 мая 1848, Мекленбург — 18 июня 1916, Берлин) — немецкий военный деятель, генерал-полковник; племянник Мольтке Старшего.
Подробнее…Биография
С 1880 года в армии; с того же года — адъютант Мольтке Старшего, а 1891 года — Вильгельма II. Затем на различных командных должностях, командовал пехотными бригадой и дивизией. В 1906 году назначен начальником Генерального Штаба. Выступал за начало войны за «новый мировой порядок». Активно участвовал в разработке операций предстоящей войны, в основу своего плана Мольтке-Младший положил так называемый план Шлиффена.
С началом Первой мировой войны, Мольтке Младший — один из главных немецких стратегов. При развертывании армий во Франции он изменил первоначально разработанный план, ослабив правый фланг армии. В то же время увеличил германские силы в Восточной Пруссии.
Являясь фактически Главнокомандующим германской армией, Мольтке Младший оказался не способен руководить армиями.
В Марнском сражении, в 1914 году, потерял управления войсками и проиграл сражение. Из-за этой неудачи снят с занимаемой должности и отправлен в отставку. Умер в 1916 году, в Берлине.


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть
Николай Николаевич Духонин Великая Княжна Мария Николаевна 10:23:15
­­
Николай Николаевич Духонин (13 декабря 1876, Смоленская губерния, Российская империя — 20 ноября 1917, Могилёв, РСФСР) — русский военачальник, генерал-лейтенант, исполнял обязанности верховного главнокомандующего русской армией в ноябре-декабре 1917 года.
Подробнее…Биография
Из дворян Смоленской губернии. В 1894 году окончил Владимирский Киевский кадетский корпус. Затем в 1896 году окончил 3-е Александровское военное училище, выпущен в чине подпоручика в лейб-гвардии Литовский полк. В 1902 году окончил Академию Генштаба по первому разряду, с переименованием из капитана гвардии в капитаны Генерального Штаба.
С 1 февраля 1902 по 1 мая 1904 командовал ротой в 168-м Миргородском пехотном полку.
С 6 ноября 1904 — старший адъютант штаба 42-й пехотной дивизии.
Со 2 января 1906 — помощник старшего адъютанта штаба Киевского военного округа.
С 8 января 1907 — штаб-офицер для поручений при штабе Киевского ВО.
Подполковник (22.04.1907).
Со 2 сентября 1908 по 24 сентября 1912 состоял в прикомандировании к Киевскому военному училищу для преподавания военных наук. В 1910 командовал батальоном в лейб-гвардии Литовском полку.
Полковник (06.12.1911).
С 24 сентября 1912 — старший адъютант штаба Киевского ВО.

Первая мировая война
С 19 июля 1914 — старший адъютант отдела генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии, курировал вопросы разведки. За проведение рекогносцировки в сентябре 1914 у крепости Перемышль награждён Георгиевским оружием (11 апреля 1915).
С 20 апреля 1915 командовал 165-м Луцким пехотным полком. За бои у Бялы (19-22 апреля 1915) и у Мокры (25-27 апреля 1915) награждён орденом Святого Георгия 3-й степени.
С 22 декабря 1915 был помощником генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта генерала Дитерихса. 25 мая 1916, после назначения генерала Дитерихса начальником 2-й Особой пехотной бригады, назначен генерал-квартирмейстером штаба Юго-Западного фронта. В июне-августе 1917 начальник штаба Юго-Западного, в августе-сентябре 1917 — Западного фронтов.
Генерал-лейтенант (4 августа 1917).
С 23 сентября 1917 — начальник штаба верховного главнокомандующего А. Ф. Керенского. После бегства Керенского с 3 ноября — исполняющий обязанности верховного главнокомандующего.
9 ноября Ленин, Сталин и Крыленко вызвали Духонина по телефону, потребовав немедленно вступить в мирные переговоры с австро-германским командованием. Духонин отказался, заявив что такие переговоры может вести только центральное правительство, но не командующий армией. После этого ему объявили, что его снимают с поста главнокомандующего, но он должен продолжать выполнять свои обязанности до прибытия нового главнокомандующего прапорщика Крыленко.
19 ноября распорядился освободить из тюрьмы в Быхове генералов Корнилова, Деникина и др., арестованных после корниловского мятежа (см. также Быховское сидение).
20 ноября в Могилёв прибыл Н. В. Крыленко, который отдал приказ о своём вступлении в должность Главковерха и передал Духонину, что он будет отправлен в Петроград в распоряжение СНК.
Духонин был арестован и на автомобиле прибыл на железнодорожный вокзал, где его отвели в вагон Крыленко. Было сказано, что Духонина отправят в Петроград. Однако затем матросы прибывшие с Крыленко, потребовали, чтобы Духонин вышел из вагона. Когда Духонин вышел на площадку вагона, кто-то выстрелил ему в голову, а затем его добили штыками и прикладами.
Выражение «отправить в штаб к Духонину», появившееся во время Гражданской войны в России, означало «убить», «расстрелять».

Награды
Орден Святого Станислава 3-й ст. (1906);
Орден Святой Анны 3-й ст. (1906);
Орден Святого Станислава 2-й ст. (06.12.1909);
Орден Святой Анны 2-й ст. (06.12.1912).
Орден Святого Георгия 4-й ст. (05.02.1916)
Орден Святого Георгия 3-й ст. (15.06.1917)


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Антанты
Прoкoммeнтировaть
Paul Ludwig Hans Anton von Beneckendorff und von Hindenburg Великая Княжна Мария Николаевна 10:19:12
­­
Пауль Людвиг Ганс Антон Бенекендорф фон Гинденбург (нем. Paul Ludwig Hans Anton von Beneckendorff und von Hindenburg, 2 октября 1847 — 2 августа 1934) — немецкий военачальник и политик. Видный командующий Первой мировой войны: главнокомандующий на Восточном фронте против России (1914—1916), начальник Генерального штаба (1916—1919). Прусский генерал-фельдмаршал­ (2 ноября 1914). Рейхспрезидент Германии (1925—1934).
Подробнее…Родословная
­­
Пауль фон Гинденбург родился в Позене, Пруссия (с 1919 Познань, Польша) в семье прусского аристократа Роберта фон Бенекендорфа унд фон Гинденбурга (нем. Robert von Beneckendorff und von Hindenburg, 1816—1902) и его жены Луизы Швикарт (нем. Luise Schwickart, 1807—1893; дочь доктора медицины Карла Людвига Швикарта и его жены Юлии Моних). Гинденбург очень смущался неаристократического происхождения своей матери и даже в своих мемуарах он практически не упоминал о ней. У него было несколько младших братьев и сестра: Отто (родился 24 августа 1849), Ида (родилась 19 декабря 1851) и Бернхард (родился 17 января 1859).
Бабушкой и дедушкой Гинденбурга по отцовской линии были Элеонора фон Бредерлов и её муж Отто Людвиг фон Бенекендорф унд фон Гинденбург, по линии которых он являлся потомком незаконной дочери Генриха IV, графа Вальдека. Он также был потомком Мартина Лютера.

Военная карьера
­­
После учёбы в Вальштатте (сейчас Легницке-Поле, Польша) и кадетской школы в Берлине, Гинденбург принял участие в Австро-прусской войне (1866) и Франко-прусской войне (1870—1871). Он остался в армии и в итоге дослужился до генерала в 1903 году. В то же время он женился на Гертруде фон Шперлинг, аристократке, родившей Гинденбургу сына Оскара и двух дочерей в том числе дочь Анну-Марию. В 1911 году Гинденбург впервые вышел в отставку, но с началом Первой мировой войны был отозван Хельмутом фон Мольтке (младшим), главой немецкого генштаба. Гинденбургу было поручено командование 8-й армией, в то время связанной боями с двумя русскими армиями в Восточной Пруссии.
­­
­­
Гинденбург, в отличие от его предшественника Максимилиана фон Притвица, добился впечатляющих успехов на восточном фронте, нанеся русской армии поражение в Восточно-Прусской операции. Эти успехи сделали Гинденбурга национальным героем, хотя некоторые современные историки считают, что основную роль в подготовке этих операций сыграл малоизвестный офицер штаба Макс Хоффманн. В ноябре 1914 Гинденбург был произведён в ранг фельдмаршала и назначен главнокомандующим германскими войсками на восточном фронте. Два последующих наступления немецкой армии в Польше (Варшавско-Ивангородская операция и Лодзинская операция), окончились для немцев неудачно, оба были отбиты русской армией.
­­
В августе 1916 года Гинденбург был назначен преемником Эриха фон Фалькенхайна на должность командующего генеральным штабом всех немецких войск. Его заместителем стал несменный помощник с 1914 года Эрих Людендорф. Однако в октябре 1918 года они серьёзно разошлись во мнениях и место Людендорфа занял Вильгельм Грёнер, офицер штаба, оставшийся с Гинденбургом до 1932 года. Они вместе в ноябре 1918 сыграли решающую роль в убеждении кайзера Вильгельма II прекратить практически бессмысленные на тот момент военные действия.
После войны
После завершения войны Гинденбург уходит в отставку второй раз.
В 1919 году ему было предложено явиться на слушание комиссии рейхстага, которая занималась поиском ответственных за развязывание войны в 1914 году и за поражение в 1918 году. Гинденбург отчитываться перед комиссией отказался и был вызван официальным путём. На заседании комиссии Гинденбург не признал себя виновным в поражении Германии, более того, по его словам, весной-летом 1918 года в ходе весеннего наступления Германия была близка к победе, и лишь предательское поведение общества привело к катастрофе. Эта речь Гинденбурга легла в основу легенды об ударе ножом в спину, получившей широкое распространение в Германии после Первой мировой войны.

Рейхспрезидент Веймарской республики
­­
­­
С 1925 года и до конца жизни рейхспрезидент Германии, сначала Веймарской республики (переизбран на второй срок в 1932 году), затем с 1933 года Третьего рейха (в январе 1933 года назначил Адольфа Гитлера рейхсканцлером). 21 марта 1933 года, в День Потсдама состоялось символическое рукопожатие Гинденбурга и Гитлера в гарнизонной церкви в Потсдаме, означавшее преемственность нацизма традициям старой прусской армии. Однако в апреле 1933 года возразил против нацистского проекта закона о государственной службе и настоял, чтобы со службы не увольнялись евреи-ветераны Первой мировой войны (Гитлер полагал, что таковых не было) и евреи, находившиеся в войну на гражданской службе.
­­
­­
Летом 1934 года после «ночи длинных ножей» отправил Гитлеру благодарственную телеграмму. После смерти Гинденбурга Гитлер отменил пост рейхспрезидента и принял на основании результатов плебисцита полномочия главы государства сам, выбрав себе титул «Фюрер и рейхсканцлер».
В честь Гинденбурга был назван немецкий пассажирский дирижабль, погибший в США в 1937 году.
После Второй мировой войны Гинденбург был перезахоронен в церкви Святой Елизаветы в Марбурге.

Примечания
Виртуальная монархия фельдмаршала Гинденбурга


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть
Великая Княжна Мария Николаевна 10:08:54
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 20 июня 2010 г.
Wilhelm II., Friedrich Wilhelm Viktor Albert von Preuen Великая Княжна Мария Николаевна 15:12:21
Вильгельм II как личность
Личные качества

Одной из самых ярких особенностей характера германского императора является его страсть произносить экспромтом речи. Говорил он сжато, отрывисто, определённо, более заботясь о том, что сказать, нежели о том, как это будет сказано. Иногда, из-за поспешности, его речи могли принимать двусмысленный характер, это и следует считать главным недостатком Вильгельма как оратора. Нетерпеливый и энергичный, он относится довольно равнодушно к мнениям «толпы». Подробнее… Твёрдо убеждённый в своём божественном призвании, он был исполнен решимости выполнять свою волю, подавляя всякое сопротивление, откуда бы оно ни исходило. В частной жизни он отличается простотой и умеренностью, но в торжественных случаях он выказывает любовь к роскоши и блеску, совершенно не соответствующую традициям его предков, которые всегда отличались бережливостью, доходившей почти до скупости.
Интересы
­­
В молодости, вплоть до своего вступления на престол особого интереса к какой-либо серьёзной работе не проявлял. Больше всего увлекался охотой, его любимыми охотничьими собаками были короткошёрстные таксы. На рубеже веков начал проявлять большой интерес к античной культуре, раскопкам, и всевозможным историческим исследованиям. Вильгельм был известен своей любовью к морю и морским путешествиям. Его ежегодные морские путешествия к берегам Норвегии стали одной из традиций дома Гогенцоллернов. В изгнании обнаружилась также его любовь к рубке деревьев. Только за одну неделю декабря 1926 года 67-летний Вильгельм по собственным подсчетам уничтожил 2590 деревьев[3].
Император глазами современников
Вот как в своих воспоминаниях написал об императоре австрийский министр иностранных дел граф Чернин:
"…Говорить с ним можно было по целым часам безо всякой скуки. Вообще говоря, любой государь имеет то преимущество, что легко находит себе аудиторию, но императора Вильгельма было бы приятно слушать, даже будь он обыкновенным человеком. Он говорил об искусстве, науке, политике и музыке, религии и астрономии, и его разговор всегда будил мысль. Не то, что все его мысли казались верными, наоборот, он часто приходил к очень спорным выводам, — но он не страдал худшим недостатком светского человека — он не был скучен…
Хотя слова и жесты императора Вильгельма были всегда чрезвычайно сильны, но в частности во время войны он был гораздо более связан в своих поступках, чем это было принято думать. И, по моему мнению, в этом одна из главных причин, вызвавшая в обществе совершенно неверную оценку деятельности императора Вильгельма…
Его превозносили слишком высоко и именно поэтому ему и пришлось пасть так низко. Судьба точно избрала его, чтобы искупить собою вину, которая, поскольку она действительно имеется налицо, не столько его вина, сколько его Родины и его времени. Императора Вильгельма погубил византинизм Германии, византинизм, обвивавший и облеплявший его, как ползучее растение — дерево; необъятная стая льстецов и карьеристов принесла ему несчастье. В действительности он был лишь особенно ярким выразителем людей своего класса…
Он искупает вину, но не свою. В своём одиночестве он может найти утешение в мысли, что он всегда хотел только лучшего. И несмотря на все, что сегодня говорят и пишут об императоре Вильгельме II, он вполне заслуживает, чтобы о нем повторили прекрасные слова: «Мир на земле тому, у кого всегда была одна только добрая воля». Он может хранит с собой вдали от мира своё самое ценное достояние: свою чистую совесть…
…Император хотел импонировать, он, пожалуй, хотел даже запугать, в этом надо сознаться, но он хотел править по принципу si vis pacem, para bellum и он нарочно громко превозносил военную мощь Германии с целью, отнять у её многочисленных врагов и соперников охоту померяться с нею силами.
Мы ни минуты не оспариваем, что такое поведение было часто неуместно и неудачно; мы не хотим отрицать того, что и оно оказало влияние на начало войны, но мы хотели сказать, что у императора вовсе не было врождённой любви к войне, и что он говорил слова и принимал меры, которые помимо его воли производили впечатление подготовки к войне. Если бы в Германии нашлись люди, которые не утаивали бы от императора вредные последствия, вызываемые его выступлениями, а указывали бы ему на недоверие во всем мире — и если бы таких людей нашлось бы, не один и не два, а целые десятки, то они, конечно, оказали бы воздействие на императора….

Отречение и бегство
Ноябрьская революция в Берлине и других городах Германии застала императора врасплох во время пребывания в штабе Императорской армии в Спа, в Бельгии. Переход на сторону повстанцев его любимого флота Kaiserliche Marine глубоко потрясло его. После начала Ноябрьской революции император не мог понять, стоит ли ему отречься от престола. На тот момент он был убеждён, что даже если он оставит императорскую корону, то сумеет сохранить титул короля Пруссии. Нереальность этой идеи была подтверждена, когда в условиях сохранения какой-нибудь власти в условиях полной анархии, канцлер Макс Баденский внезапно объявил об отречении Вильгельма от обоих престолов. Было это 9 ноября. Но принц Макс Баденский спустя несколько часов сам был вынужден уйти в отставку, когда осознал, что реальный контроль над ситуацией может осуществлять только лидер СДПГ, Фридрих Эберт. Вильгельм согласился на отречение только после того, как генерал Людендорф был смещён со своего поста. Его место занял Вильгельм Гренер, который информировал императора о том, что солдаты могли бы вернуться под контроль властей только под командованием Пауля фон Гинденбурга. Но они будут определённо против того, чтобы вернуть Вильгельму трон. Монархия лишилась своей последней и самой надёжной поддержки. И даже такой убеждённый монархист, как Гинденбург был вынужден советовать императору отказаться от короны. После этого немецкие консерваторы не могли простить Гренера.
На следующий день бывший император пересек границу Нидерландов, где найдет себе последний приют в изгнании. После разработки и утверждения текста Версальского договора в начале 1919, статья 227 прямо предусматривала выдачу Вильгельма II как главного военного преступника для осуждения его в нарушении мира и покоя в Европе. Но королева Вильгельмина отказалась выполнить требования Союзников о выдаче бывшего немецкого императора.
Сначала Вильгельм поселился в Амеронжене, затем 16 августа 1919 он приобрёл небольшой замок в Доорне. Именно этот замок и станет последним приютом Вильгельма. В этом доме Вильгельм освободил своих офицеров от обязанности исполнять данную ему когда-то присягу. Однако сам он никогда не отказывался от своего титула и всё ещё надеялся вернуться в Германию в будущем. Правительство Веймарской республики позволило экс-императору вывезти в Голландию 23 вагона мебели, а также 27 различных контейнеров с вещами, в том числе автомобиль и лодку из Нового дворца в Потсдаме.

После отречения
­­
Согласно Версальскому мирному договору 1919 года Вильгельм был объявлен военным преступником и главным виновником мировой войны, поэтому он должен был нести ответственность перед судом так называемого «Международного» трибунала. Но правительство Нидерландов отказалось его выдать, а державы Антанты хоть и не настаивали на выдаче, но обвиняли бывшего германского кайзера, как говорилось в тексте договора, «в высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров».
­­
В апреле 1921 года умерла его жена, Августа Виктория. В том же году Вильгельм женился на принцессе Гермине фон Рёйсс. Столь скороспелый новый брак был оценён прусской аристократией и родственниками бывшего императора весьма негативно. До конца своих дней Вильгельм безвыездно проживет в Нидерландах. За это время он создал ряд историко-культуроведческих работ, при его имении был основан клуб теологических исследований. В 1920-х активно переписывался с фельдмаршалом Паулем фон Гинденбургом, с которым у него были дружественные отношения. Он приветствовал приход фельдмаршала к власти (в 1925 Гинденбург был избран президентом Веймарской республики). Уже в 1926 году прусский ландтаг вернул Вильгельму его земельные владения, которых он лишился в ходе ноябрьской революции 1918 года. В 1931/32 году принял в своём имении Г. Геринга. Инвестировал немецкую тяжёлую промышленность. За время пребывания династии Гогенцоллернов в эмиграции, их состояние удвоилось благодаря этим вложениям. По официальным данным, состояние Гогенцоллернов составляло в 1933 г. 18 млн, в 1939 г. — 28 млн и в 1942 г. — 37 млн марок.
Умер 4 июня 1941 года, в оккупированных Германией Нидерландах, из-за осложнения тромбоэмболии лёгочной артерии. По приказу Гитлера погребён в Доорне с отданием воинских почестей.

Книги
­­
Мемуары
Aus meinem Leben. 1859—1888, K. F. Koehler, Leipzig 1926.
Эта книга переведена на русский язык, и в 1930-е годы была издана в СССР. Русское название — «Из моей жизни».
Ereignisse und Gestalten aus den Jahren 1878—1918, K. F. Koehler, Leipzig und Berlin 1922.
Эта книга переведена на русский язык, и в 2003 году была издана в Минске издательством «Харвест». Русское название —"События и люди 1878—1918". Эта же книга является наиболее известной книгой императора.
Erinnerungen an Korfu, Walter de Gruyter, Berlin 1924.
Воспоминания императора об археологических раскопках на острове Корфу. На русский язык не переводились.

Исторические работы
Vergleichende Geschichtstabellen von 1878 bis zum Kriegsausbruch 1914, K. F. Koehler, Leipzig 1921.
Meine Vorfahren, Verlag fr Kulturpolitik, Berlin 1929.

Культурологические работы
Das Wesen der Kultur. Vortrag Seiner Majestt des Kaisers Wilhelm II. nach einer von Leo Frobenius fr Seine Majestt verfassten vorlufigen Skizze, Privatdruck, Berlin 1931.
Размышления императора о сущности цивилизационной культуры. На русский язык книга не переводилась.
Die chinesische Monade, ihre Geschichte und ihre Deutung, K. F. Koehler, Leipzig 1934.
Работа посвященная китайской истории. На русский язык книга не переводилась.
Studien zur Gorgo, Walter de Gruyter, Berlin 1936.
Работа посвящена древней Спарте. На русский язык не переводилась.
Das Knigtum im alten Mesopotamien, Walter de Gruyter, Berlin 1938.
Работа посвящена древним месопотамским цивилизациям. На русский язык книга не переводилась.
Ursprung und Anwendung des Baldachins, A. de Lange, Amsterdam 1939.
Работа посвященная истории использования балдахина. На русский язык книга не переводилась.

Семья
­­
В 1881 году Вильгельм II женился на Августе Виктории Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-Августенбургской (1858—1921). У них родились дети:
Вильгельм (1882—1951), в 1905 году женился на герцогине Цецилии Мекленбург-Шверинской (1886—1954)
Эйтель Фридрих (1883—1942), в 1906—1926 годах женат на герцогине Софии Шарлотте Ольденбургской (1879—1964)
Адальберт (1884—1948), в 1914 году женился на принцессе Аделаиде Саксен-Мейнингенской (1891—1971)
Август Вильгельм (1887—1949), в 1908—1920 годах в браке с принцессой Александрой Шлезвиг-Гольштейн-Зонденбург-Глюксбургской (1887—1957)
Оскар (1888—1958), в 1914 году женился на графине Инне Марии фон Бассевиц (1888—1973)
Иоахим (1890—1920), в 1916 году женился на принцессе Марии Августе Ангальтской (1898—1983)
Виктория Луиза (1892—1980), в 1913 году вышла замуж за герцога Эрнст Август Брауншвейг-Люнебургский (1887—1953)
Августа Виктория умерла в 1921 году. После этого Вильгельм женился на принцессе Гермине фон Рёйсс (нем. Hermine von Schnaich-Carolath), вдове принца Шёнайх-Каролата (умерла в советской зоне оккупации в 1947 г.).

Воинские звания
Прусский генерал-фельдмаршал и гросс-адмирал (3 мая 1900)
Баварский генерал-фельдмаршал (23 июля 1915)
Русский адмирал (7 августа 1897)
Английский адмирал флота (2 августа 1889)
Австрийский гроссадмирал (1917)
Австрийский фельдмаршал (4 мая 1900)
Английский фельдмаршал (27 января 1901)
Шведский и норвежский адмирал (30 августа 1888)
Датский адмирал (2 апреля 1903)
Греческий адмирал (12 апреля 1905)
Датский генерал (май 1908)
Турецкий мушир (маршал) (16 октября 1917)

Примечания
Д. Макдоно. Последний кайзер — Вильгельм Неистовый. Издательство АСТ, 2004 г. с. 99-101
Вильгельм II События и люди 1878-1918 - Мн.: Харвест, 2003, с 40.
Д. Макдоно. Последний кайзер — Вильгельм Неистовый. Издательство АСТ, 2004 г. с. 652


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть
Wilhelm II., Friedrich Wilhelm Viktor Albert von Preuen Великая Княжна Мария Николаевна 15:05:26
­­
Вильгельм II (Фридрих Вильгельм Виктор Альберт Прусский; нем. Wilhelm II., Friedrich Wilhelm Viktor Albert von Preuen; 27 января 1859, Берлин — 4 июня 1941, поместье Доорн, провинция Утрехт, Нидерланды) — германский император и король Пруссии с 15 июня 1888 года по 9 ноября 1918 года. Сын принца Фридриха Прусского (впоследствии императора Фридриха III) и принцессы-цесаревны­ Великобритании Виктории, старшей дочери тёзки-королевы. Царствование Вильгельма ознаменовано усилением роли Германии как мировой промышленной, военной и колониальной державы и завершилось Первой мировой войной, одновременно с поражением в которой Вторая империя была свергнута Ноябрьской революцией.
Подробнее…Детство и юность
­­
Будущий германский император родился 27 января 1859 года в берлинском дворце наследного принца. Он был старшим из восьми детей Фридриха Вильгельма Прусского и принцессы Виктории. Роды оказались очень тяжёлыми — принц родился со многими физическими недостатками, которые уже в раннем возрасте чуть не стоили ему жизни. Он родился с повреждённой левой рукой (короче правой на 15 см.); в будущем Вильгельм был вынужден скрывать этот физический недостаток, положив одну руку на другую или садясь под углом к фотоаппарату. Пытаясь исправить этот врождённый порок, лейб-медики полагали, что имеет место временный паралич руки вследствие механического сжатия при родах. Поэтому был назначен ежедневный душ из морской воды и регулярная электросудорожная терапия повреждённой конечности. Руку распрямляли и вытягивали при помощи специально сконструированной для этой цели «рукораспрямительной машины», здоровую правую руку привязывали к туловищу в надежде, что мальчик поневоле начнёт пользоваться левой. Кроме того, он на протяжении ряда лет должен был носить «машину для прямодержания головы»(из-за врождённой кривошеести), пока наконец родители и врачи не решились на операцию рассечения шейной кивательной мышцы. Все эти действия, естественно, причиняли немало боли маленькому ребёнку, к тому же эффективность лечения была невысокой.
Однако Вильгельм с самого детства упорно боролся со своими врождёнными физическими недостатками, и к 18 годам ему удалось преодолеть последствия разрыва плечевого нерва (ещё одна родовая травма). Благодаря постоянной борьбе со своими врождёнными недостатками сумел воспитать в себе огромную силу воли. Вместе с тем мальчик рос замкнутым, внутренне неуверенным в себе. Родители очень горевали по поводу физической неполноценности сына. Они решили компенсировать её излишней образованностью.
Начиная с 1866 года он находился на попечении педагога доктора Георга Хинцпетера, кальвиниста по вероисповеданию. По его словам, юный принц представлял собой «необычайно крепкую и развитую индивидуальность, которая не поддавалась самым сильным внешним влияниям, на которую никакие авторитеты не действовали. Только благодаря развитому в нём чувству долга удалось подчинить его дисциплине.»
В 1869 году принц получил чин лейтенанта 1-го гвардейского пехотного полка, в этом же году участвовал в своём первом параде. Когда Вильгельму исполнилось 15 лет, Виктория, по совету Хинцпетера поставила над сыном «беспримерный эксперимент», отдав наследника прусского престола в открытую гимназию. В 1874—1877 годах будущий император учился в гимназии в Кассель-Вильгельмсхофе, бок о бок с выходцами из бюргерских и крестьянских семей. Отдавая своего сына в эту гимназию, родители Вильгельма исходили из того принципа, что для будущего государя ничто не может быть пагубнее искусственного отчуждения от народа. Родители, по совету преподавателей, решили усилить принцу учебную нагрузку. Будущий император едва справлялся с огромным количеством уроков и домашних заданий. Принц вставал в пять утра, и до занятий в гимназии, которые начинались в семь, должен был час заниматься с Хинцпетером. Наряду с домашними занятиями, Вильгельм получал уроки верховой езды, фехтования и рисования. Тяжёлый день, расписанный по минутам, заканчивался только в десять вечера. В январе 1877 года принц выдержал выпускной экзамен, получив аттестат с оценками «хорошо».
В январе 1873 г. зачислен во второй гвардейский ландверный полк. С 1876 — обер-лейтенант.

­­
9 февраля 1877 года восемнадцатилетний Вильгельм был призван на действительную военную службу в свой гвардейский полк, где находился в 6 роте под начальством капитана фон Петерсдорфа (von Petersdorff). В октябре того же года полюбившаяся Вильгельму военная служба была прервана, и он был снова отправлен за парту, в Боннский университет. Однако вскоре у принца обнаружилось хроническое инфекционное заболевание правого уха, которое, к счастью было вскоре излечено, и Вильгельм смог вернуться к учёбе.
В университете он изучал государственное и международное право, экономику, философию, историю искусства, германистику, археологию, всеобщую историю, физику и химию. Нагрузка здесь была существенно ниже. О своих студенческих годах кайзер вспоминал как о «самых счастливых годах своей жизни». Здесь же и проявился его истинный вольнолюбивый характер. Родители, в одном из своих писем писали ему: «…надеемся, что ты не очень часто шатаешся по пивным, и не слишком много куришь…», напоминая ему таким образом о его призвании и обязанностях. Вильгельм-студент был одним из тех, кому праздная юность была наградой за тяжёлое и безрадостное детство.
После окончания университета в Бонне в 1879 году Вильгельм вернулся к военной службе, которую он проходил в Потсдаме. 22 марта 1880 года получил чин капитана.
В 1879 Вильгельм оказался вовлечен в интригу, которую против него затеяла его любовница Эмили Клопп (была старше Вильгельма на 15 лет). Принц подарил любовнице свою фотографию с подписью, и написал ей несколько компрометирующих его записок. В свою очередь Клопп пригрозила Вильгельму публикацией этих писем, в том случае, если ей не будет уплачена определенная сумма денег. Эта публикация могла серьезно пошатнуть авторитет прусской короны, поэтому при посредничестве Вильгельма и Герберта Бисмарков ей было выплачено 25 тыс. марок. Тем не менее, Клопп продолжала шантажировать двор вплоть до своей смерти в 1893 г[1].
В 1881 году он женился на шлезвиг-гольштейнской принцессе Августе Виктории. В июне 1885 года он стал полковником гусарского полка, а в 1888 году был произведён в бригадные генерал-майоры.
В 1886 году совершил свою первую поездку в Россию, в ходе которой он вручил будущему императору Николаю II орден Чёрного орла.
Вступил на престол в 29 лет, когда в год трёх императоров умерли его дед Вильгельм I и отец Фридрих III.

Вступление на престол
­­
После смерти своего отца, царствовавшего лишь три месяца, Вильгельм вступил на престол 15 июня 1888 г. Первым его манифестом было горячее воззвание к армии и флоту, в котором он указал на свою тесную неразрывную связь с войском, на военную славу своих предков, на незабвенный образ своего деда как полководца и на свою решимость поддержать честь и славу армии. Как бы дополнением к этому манифесту послужила речь, произнесённая им 16 августа того же года при открытии памятника принцу Фридриху-Карлу во Франкфурте-на-Одере, в которой он заявил, что «лучше положить на месте все 18 корпусов немецкой армии и 42 миллиона немецкого народа, чем отказаться от какой-либо части территориальных приобретений Германии». Внешние дела обратили на себя, прежде всего, внимание молодого императора. Чтобы упрочить связь с дружественными и союзными державами, он стал объезжать европейские дворы и вступать в личные отношения с монархами великих и малых государств. Он неоднократно посещал Россию (в июле 1888 и в августе 1890 года), Швецию, Австрию, Италию и Англию, где королевой Викторией возведён был в звание почётного адмирала английского флота; был в Дании, Голландии, Константинополе и, наконец, в Афинах, где присутствовал на бракосочетании своей сестры с греческим наследным принцем.
Внешняя политика
­­
Вильгельм II больше всего известен активным внешнеполитическим курсом Германии. Внешняя политика Германии в первые два года царствования императора была сильно ограничена личным влиянием Бисмарка. Наиболее ярко это выразилось в так называемом деле Вольгемута — конфликте, который возник в апреле 1889 в связи с арестом в Швейцарии германского полицейского чиновника. Бисмарк был готов приступить к пересмотру вопроса о положении Швейцарии среди европейских держав, однако по личной инициативе Вильгельма конфликт был улажен, и вскоре был заключён новый договор Германии со Швейцарией, в котором были удовлетворены все швейцарские требования. Столь же успешно был разрешён спор между Германией, Англией и Соединёнными Штатами из-за протектората над островами Самоа в Тихом океане.
20 марта 1890 года из-за обострившихся противоречий с канцлером Вильгельм был вынужден принять отставку Бисмарка.
Самовлюблённый, суетливый, любитель театральных поз и напыщенных речей, всегда стремившийся играть эффектную роль, молодой кайзер скоро поссорился с властным стариком-канцлером, который не терпел вмешательства в свою политику. Между канцлером и кайзером имелись серьёзные разногласия по вопросу об отношении к России. <…> Бисмарк, как всегда, считал войну против России гибельной.
— История дипломатии, Отставка Бисмарка

Новым канцлером кайзер назначил генерала Каприви, после чего внешняя политика Германии стала более сдержанной, кайзер стал уделять больше внимания вопросам внутренним. Прямое соглашение с Англией устранило причину пререканий, возбуждённых колониальной политикой князя Бисмарка. В 1890 году произошло важное событие — Германии был возвращён остров Гельголанд, принадлежавший до этого англичанам. Остров был обменян Германией на Занзибар и Гельголанд снова стал принадлежать Германии. Однако новое приобретение было негативно оценено в бисмарковской прессе, поэтому германский народ не смог в должной мере оценить поступок кайзера. Таким образом новый император продемонстрировал свои дипломатические способности, кратковременно разрядил напряжённость вокруг колониальных вопросов.
Следуя вековым традициям Гогенцоллернов, Вильгельм особо заботился вопросами и проблемами германской армии. Вильгельм потребовал от рейхстага увеличения состава армии на 18000 человек и усиления средств военного бюджета на 18 млн марок. Именно при Вильгельме II германская армия вышла на первое место в Европе как по численности, так и по уровню подготовки.
В то же время император подготавливал почву для мирных отношений с Францией в области научных, социальных и художественных интересов. В начале 1891 года мать и сестра императора отправились в Париж, чтобы привлечь французских живописцев к участию в предстоявшей художественной выставке в Берлине. Это было первое посещение Франции членами фамилии Гогенцоллернов со времени событий 1870—71 г. Однако этот жест был проигнорирован французами, и отношения этих стран остались в том же тупике, в котором они и были.
Внешняя политика Германии зиждилась на тех же основаниях, которые были заложены Вильгельмом I и Бисмарком, а именно на Тройственном союзе. Этот политический союз император стремится упрочить экономическими связями, для чего в ноябре 1891 года были заключены торговые договоры между Германией, Италией и Австро-Венгрией. К тому же таможенному союзу привлечены Швейцария и Бельгия. Основанные на взаимных уступках в сфере международной тарифной политики, эти договоры имеют в виду обеспечить по крайней мере на 12 лет правильные и прочные отношения по международной торговле. Именно в это время германская промышленность получила наибольшее своё развитие.
В самом начале XX века была осознана острая необходимость морской защиты колоний. Строительство германского флота, по мощи не уступающего английскому, было крайне болезненно воспринято в Лондоне и привело к развернувшейся в начале XX века гонке морских вооружений. Первый морской закон от 28 марта 1898 года, не сразу, но постепенно, был осознан как вызов, брошенный Вильгельмом английскому господству на морях. Стремление кайзера создать военно-морской флот долгое время также считалось одной из причин мировой войны, однако это неверно.
Противоречия между европейскими державами привели, несмотря на тёплые личные и родственные отношения Вильгельма с монархами Великобритании и России, к Первой мировой войне.
Германия была вынуждена вести войну на два фронта, в результате чего экономическое положение в тылу резко ухудшилось, что способствовало росту революционных настроений и брожений среди низших сословий. Поражение в войне (ноябрь 1918) было синхронно с революцией в Германии, после которой Вильгельм отрёкся и покинул страну, поселившись в нейтральных Нидерландах.

Внутренняя политика
Когда кайзер взошел на престол, то первое на что он обратил внимание, так это на то, что режим Бисмарка, имевшего практически неограниченную власть, мало-помалу начал превращаться в реакцию. Запрещение социал-демократической партии, подкуп газет, борьба с католической церковью – все это и многое другое начало негативно сказываться на состоянии общества в Германии. Вспыхнувшие в 1889 беспорядки среди шахтеров князь открыто предлагал подавить с помощью войск. Кроме того Вильгельма весьма стеснял в решениях властный характер канцлера. Эти разногласия привели к тому, что Бисмарк оставил свой пост.
За долгие годы (с 1862 по 1890 года) пребывания на посту канцлера, Бисмарк создал подвластный только ему бюрократический аппарат. Для вхождения в этот круг, надо было быть либо родственником князя, либо его старым знакомым, и проявлять при этом постоянную лояльность и оказывать поддержку канцлеру. Вышло так, что этот бюрократический аппарат, после ухода Бисмарка (его сын Герберт подал в отставку с поста министра иностранных дел в тот же день) оказался практически неуправляемым. Для чиновников князь Бисмарк был непререкаемым авторитетом. Как только у власти оказался «чужой», они стали делать всевозможные препятствия на пути нового канцлера.
В своих воспоминаниях кайзер писал, что «… преемника …с самого начала ожидали тяжелые жертвы без надежды на признание. Его считали бы узурпатором на неподобающем месте, которое он не способен занять. Критика, критика, и еще раз критика, как и вражда со стороны всех приверженцев князя, — вот на что мог рассчитывать новый канцлер. Сильное течение должно было противодействовать ему; не меньшее противодействие следовало ожидать и от самого старого князя[2]».
29 марта 1890 года Каприви отменил закон против социал-демократии. С одной стороны удовлетворялись интересы буржуазии, а с другой стороны началась «тридцатилетняя война» между социал-демократами и консервативными партиями, что служило очагом нестабильности в Рейхстаге, при этом кайзер вынужден был выступать посредником в их отношениях. В первые дни назначения Каприви, был принят ряд законов и политических решений, который были весьма неоднозначными, и кратковременно поставили Германию в неудобное экономическое и политическое положение (что впоследствии вызывало полярные оценки в обществе).
Это такие решения как отмена бисмарковского Вельфского фонда (хотя с точки зрения морали решение об отмене фонда, созданного для подкупа прессы было правильным), отмена паспортных ограничений на границе с Францией (из-за чего открылось оперативное поле деятельности для французской разведки, но что очень способствовало проникновению германских товаров на французский рынок), снижение на 30% торговых пошлин на импортное зерно (что очень сказалось на состоянии сельского хозяйства, но позволило в значительной цене снизить цены на хлеб).

Социальная политика
­­
Уже в первых своих двух тронных речах, а именно в обращении к имперскому сейму 25 июня 1888 года и к прусским палатам 27 того же июня, он изложил свою политическую программу. В обращении к прусским палатам император обещал «верно и добросовестно уважать законы и права народного представительства», оказывать защиту всем религиозным исповеданиям и помнить слова Фридриха Великого, что в Пруссии «король — первый слуга государства». В речи к имперскому сейму император заявил, что при помощи имперского законодательства он будет стараться «доставить трудящемуся населению ту защиту, которую можно оказать, согласно учению христианской морали, слабым и бедствующим в борьбе за существование» и этим путём «приблизиться к разрешению нездоровых общественных контрастов». 24 мая 1889 года принят был рейхстагом закон о страховании рабочих от нужды в старости и во время неспособности к работе, хотя при обсуждении этого закона он подвергся резким нападкам как недостаточно достигающий цели. Изданием его была почти исчерпана программа социальной реформы в том смысле, как её понимал князь Бисмарк, для которого рабочий вопрос составлял, в сущности, только средство прикрепить рабочий класс к правительству посредством страховых и иных учреждений, сосредоточенных в руках администрации. Таких мыслей не было видно в действиях кайзера, которые запечатлены чем-то свежим и новым, а именно простым человеческим отношением к трудящимся народным массам. Это особенно проявилось в двух знаменитых рескриптах от 4 февраля 1890 года. На основании одного из них прусский государственный совет под личным председательством короля и при участии особо назначенных экспертов из среды крупных промышленников и представителей рабочих классов в целом ряде заседаний занимался (в феврале 1890 года) разработкой материала для законопроектов, направленных «к охране работников от произвольной и неограниченной эксплуатации рабочих сил».
В правление Вильгельма II произошёл отказ от линии Бисмарка на подавление социализма; законы Бисмарка против социалистов (1878—1890, Sozialistengesetz) перестали выполняться, наметилось некоторое сближение власти с умеренными социал-демократами.
Другим рескриптом вопрос об охране рабочих поставлен на почву международных соглашений (первый официальный шаг в этом направлении сделан был Швейцарией, которая охотно уступила Германии честь осуществления своего проекта).; этим путём должно быть достигнуто единство законодательства в главных промышленных государствах Западной Европы, для того чтобы меры по охране рабочих, принятые в одном государстве, не уменьшали его ресурсов в борьбе за преобладание на всемирном рынке. Представители Англии, Франции, Италии и Швейцарии приглашены были в Берлин на конференцию, которая и состоялась в марте 1890 года, под председательством прусского министра торговли фон Берлепша. На этой конференции, в которой представитель Франции Жюль Симон усматривает «начало новой социальной эры», были рассмотрены вопросы о работе женщин, детей и подростков, о ночной и воскресной работе, об ограничении рабочего дня для взрослых, о недопущении замужних женщин к работе ранее истечения известного времени после разрешения от бремени, о недопущении детей на фабрику, пока они не прошли школы, об обязательности первоначального обучения. Приведение своих резолюций в исполнение конференция предоставила законодательству каждого государства в отдельности и при этом выразила пожелание, чтобы в видах единства этих законодательств и впредь созывались международные совещания. Во исполнение резолюций конференции германским правительством внесён был в рейхстаг закон об охране рабочих в виде изменения некоторых статей промышленного устава.
Другие отрасли внутреннего управления обращают на себя внимание Вильгельма. Так, при нем сделаны уже значительные шаги к реорганизации податной системы Пруссии с привлечением зажиточных и богатых классов к более серьёзному участию в платеже государственных сборов и с уменьшением податного бремени, лежащего на низших слоях населения. Кайзер говорил: «Je veux etre un roi des gueux» («Хочу быть королём бедных»). Таким образом был принят прогрессивный подоходный налог (процентная ставка растёт с ростом доходов), что способствовало обогащению определённого слоя жителей. В Пруссии была проведена новая организация сельского самоуправления, при чем были уничтожены привилегии крупных землевладельцев и в местную хозяйственную жизнь крестьянства было внесено свободное выборное начало. Наконец, германским императором был поднят вопрос о коренном преобразовании школьного дела. Император требовал от школы, чтобы она была продолжением семьи, чтобы она имела в виду не одно только обучение, но также и воспитание ребёнка и притом во всех отношениях: физическом, нравственном и умственном. Педагогические воззрения германского императора были изложены им в речи, произнесённой 2 декабря 1890 г., и более подробно развиты в сочинении близкого ему человека, Гюссфельдта (P. Gssfeldt, «Die Erzie hung der deutschen Jugend», Берлин, 1890). Эта книга была впоследствии переведена на французский язык: A. Herzen, «Vell its pdagogiques d’un empereur» (Лозанна, 1890).


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть
Лавр Георгиевич Корнилов Великая Княжна Мария Николаевна 14:57:35
Гибель
­­
31 марта (13 апреля) 1918 — убит при штурме Екатеринодара. «Неприятельская граната, — писал генерал А. И. Деникин, — попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения неведомой воли».
Подробнее…Гроб с телом Корнилова был тайно захоронен (причем могилу «сровняли с землей») при отступлении через немецкую колонию Гначбау.

Судьба тела генерала Корнилова
На следующий день, 3 (16) апреля 1918 г., большевики, занявшие Гначбау, первым делом бросились искать якобы «зарытые кадетами кассы и драгоценности» и случайно отрыли могилу и отвезли тело генерала в Екатеринодар, где оно было сожжено.
В документе[52] Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков говорилось:
Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевистской толпы повышалось… С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом… Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп… Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела… После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки… Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его… Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя безформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю… Наконец, тело было привезено на городские бойни, где его сняли с повозки и, обложив соломой, стали жечь в присутствии высших представителей большевистской власти… В один день не удалось окончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами.

­­
О том, что большевики вырыли тело генерала из могилы и затем, после длительного таскания по городу, его уничтожили, в Добровольческой армии известно не было[13]. После взятия через 4 месяца армией генерала Деникина Екатеринодара в ходе Второго Кубанского похода, 6 августа 1918 г., было назначено торжественное перезахоронение генерала Корнилова в усыпальнице кафедрального собора.
­­
Организованные раскопки обнаружили лишь гроб с телом полковника Неженцева. В разрытой же могиле Л. Г. Корнилова был ими обнаружен лишь кусок соснового гроба[53]. Проведенное расследование обнаружило страшную правду. Семья Лавра Георгиевича была потрясена случившимся.
­­
Таисия Владимировна — жена Лавра Георгиевича, приехавшая на похороны супруга и надеявшаяся увидеть его хотя бы мертвым, обвинила генералов Деникина и Алексеева в том, что тело погибшего Главнокомандующего Добровольческой армии не вывезли вместе с армией и отказалась присутствовать на панихиде[13] — горе вдовы было очень тяжело. Она ненамного пережила мужа и вскоре скончалась 20 сентября 1918 г. — через шесть месяцев после мужа. Её похоронили рядом с фермой, где оборвалась жизнь Лавра Георгиевича. На месте гибели генерала Корнилова — ему и его жене — добровольцами были поставлены два скромных деревянных креста.
Память
­­
3 октября 1918 года командующий Добровольческой армией генерал Деникин учредил «Знак отличия Первого Кубанского похода». Было зарегистрировано 3689 его участников. Знак номер один по праву принадлежал генералу Лавру Георгиевичу Корнилову и был торжественно вручен его дочери[54].
Как пишет современный историк В. Ж. Цветков[13], гибель генерала Корнилова не стала концом Белого движения на юге России: Добровольческая армия выстояла в тяжелейшие дни «Ледяного похода», и сделала имя генерала символом высокого патриотизма и самозабвенной любви к Родине. В Зарубежье его подвиги вдохновляли русскую молодежь, так в 1930 г., Организационное бюро по подготовке учредительного съезда Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП) отмечало:
Нашим знаменем должен быть образ генерала Корнилова и мы должны помнить, что в борьбе с большевизмом под национальным флагом нет места ни партийности, ни классам[13].
В 1919 г. на ферме, где погиб Главнокомандующий Добровольческой армии, был создан Музей генерала Корнилова, а вблизи — на берегу Кубани была устроена символическая могила Лавра Георгиевича. Рядом находилась могила Таисии Владимировны — супруги генерала.
Кроме того, уже летом 1919 г. в Омске велась подготовка к установке памятника генералу Корнилову вблизи здания кадетского корпуса. Музей и могилы большевики уничтожили в 1920 г. Ферма сохранилась[13].
В 2004 г. городская администрация города Краснодара (в 1918 г. — Екатеринодар) приняла решение о воссоздании музейной экспозиции, посвященной генералу Корнилову и Белому движению[13].

Награды
Орден Святого Станислава 3-й степени (1901)
Орден Святой Анны 3-й степени (1903)
Орден Святого Станислава 2-й степени (1904)
Орден Святого Георгия 4-й степени (08.09.1905)
мечи к ордену Святого Станислава 2-й степени (1906)
Золотое оружие «За храбрость» (09.05.1907)
Орден Святой Анны 2-й степени (06.12.1909)
Орден Святого Георгия 3-й степени (28.04.1915))

Библиография
Труды Л. Г. Корнилова

Краткий отчет о поездке по Северной Монголии и Западному Китаю. РГВИА, ф. 1396, оп. 6 с, д. 149, л. 39—60.
Военные реформы Китая и их значение для России. РГВИА, ф. 2000, оп. 1 с, д. 8474.
Очерк административного устройства Синь-Цзяна. Сведения касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом (СССТВО0), 1901, вып. XXVI.
Вооруженные силы Китая в Кашгарии. СССТВО, 1902, вып. XXXII—XXXIII.
Поездка в Дейдади. Общий очерк. Прибавление к «Сборнику географических, топографических и статистических материалов по Азии» (СМА), 1902, № 6.
Сеистанский вопрос. Туркестанские Ведомости, 1902, № 41 (то же. — СССТВО, 1903, вып. XXXIX).
Кашгария или Восточный Туркестан. Опыт военно-статистического описания. Ташкент, изд. штаба Туркестанского военного округа, 1903.
[Сообщение, сделанное в Военном собрании Туркестанского военного округа 7 марта 1903 г.] Укрепленные пункты в сопредельных с округом областях Китая, Персии и Афганистана. Туркестанские Ведомости, 1903, № 22 (то же. — СССТВО, 1903, вып. XLV, XLVII).
Историческая справка по вопросу о границах Хорасана с владениями России и Афганистана. СССТВО, 1904, вып. LX (то же. — СМА, 1905, вып. LXXVIII).
Нушки-Сеистанская дорога. Маршрутное описание Нушки-Сеистанской дороги (участок Кала-и-Рабат — Кветта). СМА, 1905, вып. LXXVIII.
Отчет о поездке в Индию. Добавление к СМА, 1905, № 8.
Вооруженные силы Китая. Иркутск, изд. штаба Иркутского военного округа, 1911.

Примечания
1 2 3 Ушаков А. И., Федюк В.П. Корнилов. — Москва: Молодая Гвардия, 2006. — 400 с. — ISBN 5-235-02836-8
1 2 3 4 5 6 7 8 Елена Семёнова. Фаталист. (Лавр Георгиевич Корнилов)
1 2 3 4 Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов.
Корнилова А. Г. Мои воспоминания о брате Л. Г. Корнилове, Иртыш, Омск, № 24-25, 1919 г., с. 20-21.
Шапошников Б. М. Воспоминания. М., 1982, с. 92
Британцы также оценили труды другого русского разведчика Чокана Валиханова, земляка Корнилова, переиздав его работу «Chinese Turkestan and Dzungaria» by Capt. Valikhanov and other russian travellers, «The Russians in Central Asia», London, Edward Stanford, 1865)
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 145—146
Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934 / Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с., 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 14
http://lavr-kornilov.narod.ru/index.files/bio1.htm
Гиацинтов Эраст Записки белого офицера / Вступит. статья, подготовка текста и коммент. В. Г. Бортневского. — СПб.: «Интерполиграфцентр» СПбФК, 1992. — 267 с, илл. ISBN 5-88560-077-5, стр.238-239
Журналы заседаний временного правительства. Том 1. Москва. РОССПЭН. 2001
Протокол допроса Л. Г. Корнилова Чрезвычайной Комиссией 2-5 сент. 1917 г.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Цветков В. Ж. В.Ж. Цветков Лавр Георгиевич Корнилов
Гиацинтов Эраст Записки белого офицера (Корниловский ударный полк. Материалы для истории. Париж. 1974. стр.14) / Вступит. статья, подготовка текста и коммент. В. Г. Бортневского. — СПб.: «Интерполиграфцентр» СПбФК, 1992. — 267 с, илл. ISBN 5-88560-077-5, стр.239
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 127
Кара-Мурза С. Г. Война февраля с октябрём // Гражданская война (1918—1921). Урок для XXI века. — М.: ЭКСМО, 2003. — Глава 3. Ненависть изгнанных хозяев жизни.
Платонов О. А. Терновый венец России. История Русского народа в XX веке. Т.2. — М.: «Родник», 1997. — C. 510
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 263
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 445
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 420
Из сводок Ставки
Костин А. Л. Посеяли ветер — пожали бурю. — М.: Гелиос АРВ, 2004. — 224 с., ил. ISBN 5-85438-111-7, стр. 21
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 446-447
http://www.xxl3.ru/kadeti/kornilov.htm Генерал от инфантерии Лавр Георгиевич КОРНИЛОВ
Цветаева М. И. «Лебединый стан» Стихотворения 1917—1921 г.г.—М.;БЕРЕГ,1991, ISBN 5-85726-001-9, стр.27
http://militera.lib.ru/memo/russian/denikin_ai2/2_02.html
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.54
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.21-22
(Савинков. «К делу Корнилова».)
http://historydoc.edu.ru/catalog.asp?ob_no=13533&cat_ob_no=
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.53
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.57
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Репринтное воспроизведение издания. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — Издательство «Наука», 1991. — ISBN 5-02-008582-0, стр. 466
(Из показаний генерала Корнилова впоследствии следственной комиссии.)
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.77
Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934 / Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с, 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 64
Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. — М.: ЭКСМО, Алгоритм, 2007. (История России. Современный взгляд). ISBN 978-5-9265-0354-5, стр. 42.
Шамбаров В. Е. Белогвардейщина. — М.: ЭКСМО, Алгоритм, 2007. (История России. Современный взгляд). ISBN 978-5-9265-0354-5, стр. 42
Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. — М.: Айрис-пресс, 2006. — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1890-7, стр.67
Костин А. Л. Посеяли ветер — пожали бурю. — М.: Гелиос АРВ, 2004. — 224 с., ил. ISBN 5-85438-111-7, стр. 40
Лукомский А. С. Воспоминания. Т.1. Стр. 257.
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Борьба генерала Корнилова. Август 1917 г.—апрель 1918 г.] — Репринтное воспроизведение издания. Париж. 1922. М.: Наука, 1991. — 376 с. — ISBN 5-02-008583-9, стр. 3
Генерал от инфантерии
Деникин А. И. Очерки Русской Смуты. Крушение власти и армии, февраль—сентябрь 1917 Глава XIX. Первый Кубанский поход.
Суворин А. — Алексей Порошин. Поход Корнилова, Ростов на Дону, 1919
1 2 Богданов Н. Н. Организация Добровольческой армии и Первый Кубанский поход
Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934 / Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с, 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 82—84
1 2 Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. [В 3 кн.] Кн.2, т.2. Борьба генерала Корнилова; т.3. Белое движение и борьба Добровольческой армии — М.: Айрис-пресс, 2006. — 736 с.: ил. + вкл. 16 с — (Белая Россия) — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1891-5 (Кн. 2), стр. 209—210
«Рабочее дело» от 14 февраля 1918 г. Деникин А. И. ОЧЕРКИ РУССКОЙ СМУТЫ. [В 3 кн.] Кн.2, т.2. Борьба генерала Корнилова; т.3. Белое движение и борьба Добровольческой армии — М.: Айрис-пресс, 2006. — 736 с.: ил. + вкл. 16 с — (Белая Россия) — Т.2, 3 — ISBN 5-8112-1891-5 (Кн. 2), стр. 210—211
Кенез Питер Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918/Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 287 с — (Россия в переломный момент истории). ISBN 978-5-9524-2748-8, стр. 123
1 2 3 Федюк В. П. Белые. Антибольшевистское движение на юге России 1917—1918 гг. — М.: АИРО-XX, 1996. С. 34—35. ISBN 5-88735-029-6
Глумление большевиков над телом убитого генерала Корнилова. Справка Особой комиссии по расследованию злодеянии большевиков при главнокомандующем вооруженными силами на Юге России / Красный террор в годы гражданской войны // Ю. Г. Фельштинский
Генералъ А. И. Деникинъ Очерки Русской Смуты. Борьба Генерала Корнилова. Август 1917 г.—апрель 1918 г.—Репринтное воспроизведение издания. Париж. 1922. J. Povolozky & C, Editeurs. 13, rue Bonapartie, Paris (VI). — М.: Наука, 1991. — 376 с. — ISBN 5-02-008583-9, стр. 300
А. С. Гаспарян Русские вне России: генерал Корнилов.


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Антанты
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Лавр Георгиевич Корнилов Великая Княжна Мария Николаевна 14:42:37
Географические экспедиции
С 1898 по 1904 год служил в Туркестане помощником старшего адъютанта штаба округа, а затем — штаб-офицером для поручений при штабе. С риском для жизни, переодевшись туркменом, провёл рекогносцировку британской крепости Дейдади в Афганистане. Совершил ряд длительных исследовательских и разведывательных экспедиций в Восточном Туркестане (Кашгарии), Афганистане и Персии — изучал этот загадочный край, встречается с китайскими (Кашгария входила состав Китая) чиновниками и предпринимателями, налаживал агентурную сеть. Итогом этой командировки стала подготовленная Лавром Георгиевичем книга «Кашгария или Восточный Туркестан», ставшая весомым вкладом в географию, этнографию, военную и геополитическую науку и принёсшая автору заслуженный успех. Этот труд был замечен и британскими специалистами. Как установил современный исследователь М. К. Подробнее…Басханов, картографический материал к английскому изданию «Военный отчёт по Кашгарии» 1907-го года представляет собой планы городов и укреплений Восточного Туркестана, опубликованные в работе Л. Г. Корнилова[6]. Служба капитана Корнилова в Туркестане не осталась неоценённой — за эти экспедиции он был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени и вскоре направлен с новым заданием в малоизученные районы Восточной Персии.
«Степь отчаяния», по которой проходил беспримерный поход русских разведчиков под командованием капитана Л. Г. Корнилова — первых европейцев, прошедших этим путём — на современных описываемым событиям картах Ирана обозначалась белым пятном с отметкой «неисследованные земли»: «сотни вёрст бесконечных песков, ветра, обжигающих солнечных лучей, пустыня, где почти невозможно было найти воду, а единственной пищей были мучные лепёшки — все путешественники, пытавшиеся прежде изучить этот опасный район, погибали от нестерпимой жары, голода и жажды, поэтому британские исследователи обходили „Степь отчаяния“ стороной»[2]. Результатом похода капитана Корнилова стал богатейший географический, этнографический и военный материал, которые позднее Лавр Георгиевич стал широко использовать в своих очерках, публиковавшихся в Ташкенте и Петербурге.
От Индии Россию отныне стало отделять 150 верст афганских гор… В 90-х годах нами был предпринят ряд рекогносцировок и небольших походов в Памир (наиболее значительный — полковника Ионова). В этих экспедициях впервые проявили себя капитаны Корнилов и Юденич.
— Керсновский А.А. История русской армии. — М.: Эксмо, 2006. — Т. 2. — ISBN 5-699-18397-3, глава XI
Кроме обязательных для выпускника Генерального штаба немецкого и французского языков, хорошо овладел английским, персидским, казахским и урду.
С ноября 1903 по июнь 1904 года находился в Индии с целью «изучения языков и нравов народов Белуджистана», а фактически — для анализа состояния британских колониальных войск. За время этой экспедиции Корнилов посетил Бомбей, Дели, Пешавар, Агру (военный центр англичан) и другие районы, наблюдал за британскими военнослужащими, анализировал состояние колониальных войск, контактировал с британскими офицерами, которым уже было знакомо его имя. В 1905 году его секретный «Отчёт о поездке в Индию» был опубликован Генеральным штабом.
Именно в Туркестане раскрылись главные таланты Лавра Георгиевича — разведчика и исследователя.

Русско-японская война
­­
В июне 1904 года подполковник Корнилов был назначен столоначальником Главного штаба в Петербурге, однако вскоре он добился перевода в действующую армию. С сентября 1904 по декабрь 1905 занимал должность штаб-офицера, затем — начальника штаба 1-й стрелковой бригады. Боевое крещение Лавра Георгиевича произошло во время Сражения при Сандепу. В феврале 1905 году проявил себя грамотным и отважным военачальником во время отступления от Мукдена, прикрывая отход армии и находясь с бригадой в арьергарде.
Окруженный японцами в деревне Вазые, Корнилов штыковой атакой прорвал окружение и вывел свою уже считавшуюся уничтоженной бригаду с приданными ей частями, с ранеными и знамёнами, сохраняя полный боевой порядок, на соединение с армией.
Действия Лавра Георгиевича были отмечены многими орденами, в том числе орденом Святого Георгия 4-й степени («За личную храбрость и правильные действия» во время действий под Мукденом), Георгиевским оружием и произведен в «чин полковника за боевые отличия».

Военный агент в Китае
­­
В 1907—1911 годах, имея репутацию специалиста-востоковеда, Корнилов служил военным агентом в Китае. Он изучал китайский язык, путешествовал, изучал быт, историю, традиции и обычаи китайцев. Намереваясь написать большую книгу о жизни современного Китая, Лавр Георгиевич записывал все свои наблюдения и регулярно отправлял подробные отчёты в Генеральный штаб и МИД. Среди них большой интерес представляют, в частности, очерки «О полиции Китая», «Телеграф Китая», «Описание маневров китайских войск в Маньчжурии», «Охрана императорского города и проект формирования императорской гвардии».
В Китае Корнилов помогал прибывающим в командировку русским офицерам (в частности, полковнику Маннергейму), завёл связи с коллегами из разных стран, встречался с будущим президентом Китая — то время молодым офицером — Чан Кайши.

­­
На новой должности Корнилов много внимания уделял перспективам взаимодействия России и Китая на Дальнем Востоке. Объездив почти все крупные провинции страны, Корнилов прекрасно понимал, что её военно-экономический потенциал ещё далеко не использован, а людские резервы слишком велики, чтобы с ними не считаться: «…будучи ещё слишком молодой и находясь в периоде своего формирования, армия Китая обнаруживает ещё много недостатков, но… наличное число полевых войск Китая представляет уже серьезную боевую силу, с существованием которой приходится считаться как с вероятным противником…» В качестве наиболее показательных результатов процесса модернизации Корнилов отмечал рост железнодорожной сети и перевооружение армии, а также изменение отношения к военной службе со стороны китайского общества. Быть военным становилось престижно, для службы в армии требовали даже особые рекомендации[3].
В 1910-м году полковник Корнилов был отозван из Пекина, однако в Петербург возвратился лишь через пять месяцев, в течение которых совершил путешествие по Западной Монголии и Кашгарии с целью ознакомления с вооружёнными силами Китая на границах с Россией.
Деятельность Корнилова-дипломата этого периода была высоко оценена не только на Родине, где он получил Орден Святой Анны 2-й степени и другие награды, но и у дипломатов Британии, Франции, Японии и Германии, награды которых также не обошли русского разведчика.
Со 2 февраля 1911 года — командир 8-го пехотного Эстляндского полка, с 3 июня — начальник отряда в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи (2 пех. и 3 конных полка). После скандала, завершившегося отставкой начальника Заамурского округа ОКПС Е. И. Мартынова, назначен командиром бригады 9-й Сибирской стрелковой дивизии, расквартированной во Владивостоке.

Первая мировая война
19 августа 1914 Корнилов был назначен начальником 48-й пехотной дивизии (будущей «Стальной»), которая под его командованием сражалась в Галиции и на Карпатах в составе 8-й армии Юго-Западного фронта генерала Брусилова. Брусилов, не любивший Корнилова[2], позднее всё же отдаст ему должное в своих воспоминаниях:
Он всегда был впереди и этим привлекал к себе сердца солдат, которые его любили. Они не отдавали себе отчёта в его действиях, но видели его всегда в огне и ценили его храбрость.
Солдаты же Корнилова буквально боготворили: командир относился с большим вниманием к их быту, требовал отеческого отношения к нижним чинам, однако и требовал от них инициативности, четкого исполнения приказов.

Генерал Деникин, чьи части во время наступления Брусилова наступали «рука-об-руку» с частями генерала Корнилова, так впоследствии характеризовал своего будущего сподвижника и единомышленника[7]:
С Корниловым я встретился первый раз на полях Галиции, возле Галича, в конце августа 1914, когда он принял 48 пех. дивизию, а я — 4 стрелковую (железную) бригаду. С тех пор, в течение 4 месяцев непрерывных, славных и тяжких боев, наши части шли рядом в составе XXIV корпуса, разбивая врага, перейдя Карпаты, вторгаясь в Венгрию. В силу крайне растянутых фронтов, мы редко виделись, но это не препятствовало хорошо знать друг друга. Тогда уже совершенно ясно определились для меня главные черты Корнилова — военачальника: большое умение воспитывать войска: из второсортной части Каэанского округа он в несколько недель сделал отличнейшую боевую дивизию; решимость и крайнее упорство в ведении самой тяжелой, казалось, обреченной операции; необычайная личная храбрость, которая страшно импонировала войскам и создавала ему среди них большую популярность; наконец, — высокое соблюдение военной этики, в отношении соседних частей и соратников, — свойство, против которого часто грешили и начальники, и войсковые части.
Во многих операциях армии Брусилова отличилась именно дивизия Корнилова.

«Корнилов — не человек, стихия», — говорил взятый корниловцами в плен немецкий генерал Рафт. В ночном бою при Такошанах группа добровольцев под командованием Лавра Георгиевича прорвала позиции неприятеля и, несмотря на свою малочисленность, захватила 1200 пленных, включая самого Рафта, потрясённого этой дерзкой вылазкой.
Вскоре после этого в ходе Лимановского сражения «Стальная» дивизия, перебрасываемая на самые тяжёлые участки фронта, разбила неприятеля в боях под Гоголевым и Варжише и дошла до Карпат, где заняла Крепну. В январе 1915-го года 48-я дивизия заняла главный карпатский гребень на линии Альзопагон — Фельзадор, а в феврале Корнилов был производён в генерал-лейтенанты, его имя получило широкую известность в армейской среде.

Взятие Зборо, австрийский плен и побег из плена
­­
Взятие Зборо — расположенного на «высоте 650» — защищённого проволочными заграждениями и линиями окопов с укреплёнными огневыми точками — стало одной из самых блестящих операций, проведённых Корниловым. Накануне генерал тщательно готовил план операции, изучал план неприятельских укреплений и присутствовал на допросах пленных австрийцев. В результате штурм прошёл в точности по плану Лавра Георгиевича: внезапно обрушившийся на высоту шквальный огонь русской артиллерии и фронтальная атака пехоты позволила главным ударным силам Корнилова незамеченными обойти противника и обратить его в бегство.[2] Взятие высоты 650 Корниловым открывало русским армиям дорогу на Венгрию.
В апреле 1915 года, прикрывая отступление Брусилова из-за Карпат, силами одной своей «Стальной» дивизии генерал Корнилов, взявший на себя в момент гибели дивизии личное командование одним из батальонов, был дважды ранен в руку и ногу и в числе всего лишь 7 уцелевших бойцов батальона, в течение четырёх суток до конца пытавшихся прорваться к своим, в итоге (после упорного штыкового боя[8]) попал в австрийский плен.[2]
Бои, данные превосходящим силам противника 48-й «Стальной» дивизией генерала Корнилова, позволили 3-й армии, в которую она была включена в составе корпуса генерала Цурикова, избежать полного разгрома.[9]
Командир корпуса генерал Цуриков считал Корнилова ответственным за гибель 48-й дивизии и требовал суда над ним, однако командующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов высоко оценил подвиг 48-й дивизии и направил Верховному Главнокомандующему Великому Князю Николаю Николаевичу ходатайство «о примерном награждении остатков доблестно пробившихся частей 48-й дивизии и, особенно её героя, начальника дивизии генерала Корнилова». Уже 28 апреля 1915 года император Николай II подписал Указ о награждении генерала Корнилова за эти бои орденом Святого Георгия 3-й степени.

­­
После взятия в плен генерал Корнилов был помещён в лагерь для высших офицеров неподалеку от Вены. Залечив раны, он пытался бежать, но две первые попытки побега закончились неудачей. Корнилов смог бежать из плена в июле 1916 года с помощью чеха Франтишека Мрняка, служившего в лагере помощником аптекаря. По возвращении в Россию Корнилов был осыпан почестями, его имя стало известно всей стране.
В Ставке генерала принимает император и вручает ему орден Святого Георгия, газеты и журналы публикуют портреты героя, статьи о нём и интервью с ним, Омский епископ шлёт телеграмму, в Петрограде чествуют юнкера родного Михайловского училища, земляки из станицы Каркаралинской присылают нательные крест и образок…
В сентябре 1916 Л. Г. Корнилов, восстановив силы после пережитых событий, снова отбыл на фронт и назначен командиром XXV армейского корпуса Особой армии генерала В. И. Гурко (Юго-Западный фронт).

1917 год
Командование Петроградским военным округом

Вопрос о назначении генерала Корнилова на должность командующего войсками Петроградского военного округа был решён ещё императором Николаем II — кандидатура генерала была выдвинута начальником Главного штаба генералом Михневичем и начальником Особого отдела по назначению чинов армии генералом Архангельским в связи с необходимостью иметь в Петрограде во главе войск популярного боевого генерала, совершившего к тому же легендарный побег из австрийского плена — такая фигура могла умерить пыл противников императора. Телеграмма с ходатайством о назначении была отправлена в Ставку генералу Алексееву, поддержана им и удостоилась резолюции Николая II — «Исполнить».[10] 2 марта 1917 года, на первом заседании самопровозглашённого Временного правительства Корнилов был назначен на ключевой пост Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа, взамен арестованного генерала С. С. Хабалова.[11][12]
­­
5 марта Корнилов прибыл в Петроград. По приказу Временного правительства и военного министра Гучкова Корнилов, как командующий Петроградским военным округом, объявил об аресте императрице и её семье в Царском Селе.
Он пошёл на это с тем, чтобы попытаться в дальнейшем облегчить участь арестованных. И на самом деле, свидетели говорят о том, что:
Генерал установил строгий порядок смены караулов, определил режим содержания во дворце, добился того, что караульная служба осуществлялась только под контролем штаба округа, а не местных самочинных комитетов и советов. Переводя режим охраны в ведение штаба Петроградского военного округа, Корнилов, по существу, спасал Царскую Семью и от бессудных действий и самочинных решений взбунтовавшегося местного гарнизона и от „самодеятельности“ петроградского Совета, считавшего себя всероссийской властью с первых же дней после возникновения[13]
В ночь с 5 на 6 марта генерал Корнилов и военный министр Гучков были в первый раз приняты Александрой Фёдоровной. Именно об этом эпизоде свидетельствовал поручик 4-го Царскосельского стрелкового полка К. Н. Кологривов, писавший, что якобы арест императрицы был произведён генералом Корниловым якобы в нарочито вызывающей грубой манере. Эта первая относящаяся к описываемым событиям встреча генерала с императрицей не носила характера «объявления об аресте» (хотя бы потому, что постановления об этом ещё не было принято) и целью своей имела ознакомление визитёров с положением охраняемых. Следует отметить, что генерал Корнилов провёл личную инспекцию охраны императрицы и её семьи в первые же часы своего пребывания в должности командующего Петроградским военным округом. Свидетелями эпизода были также великий князь Павел Александрович, граф Бенкендорф и церемониймейстер Царскосельского Дворца, личный секретарь Государыни граф П. Н. Апраксин. В своём исследовании историк В. Ж. Цветков приходит к выводу о том, что, как опытный разведчик, генерал мог вести двойную игру:
Нужно было любой ценой добиться защиты Царской Семьи и, с другой стороны, продемонстрировать представителям «новой власти» революционное поведение. Вероятно, что ради этого и была разыграна «сцена» формального «ареста»[13]
Никаких унизительных для царской семьи действий, никакого оскорбительного поведения по отношению к императрице со стороны Корнилова проявлено не было.

Имеются и свидетельства современников, подчёркивающие высокое мнение Александы Фёдоровны, а также вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны о Л. Г. Корнилове[14], например, это: «Александа Фёдоровна, после объявления ей об аресте, высказала удовлетворение, что это было сделано славным генералом Корниловым, а не кем-либо из членов нового правительства».[15]
Второй раз генерал вместе с начальником Царскосельского гарнизона полковником Кобылинским был принят императрицей уже утром 8 марта. Полковник Е. С. Кобылинский отмечал очень корректное, почтительное отношение Корнилова к императрице. Приём Корнилова и Кобылинского отмечен в дневнике императрицы в записи от 8 марта. Именно во время этого приема Корнилов сообщил Государыне уже не об «охране», а об «аресте», а затем представил ей Кобылинского. Кобылинский также свидетельствовал, что он был единственным офицером, в присутствии которого Государыне сообщили о её аресте. Один из придворных чинов Царскосельского дворца граф П. Апраксин, такими словами передал ответ императрицы Корнилову:
Я рада, что именно вы, генерал, объявили Мне об аресте, — сказала она Корнилову, когда тот прочел Ей постановление Временного правительства, — так как вы сами испытали весь ужас лишения свободы[13]
После этого была произведена смена дворцового караула: была сменена охранная стража из состава Сводно-Гвардейского полка стражей «арестной», после чего охрана была вновь уже во второй раз проинспектирована генералом Корниловым, о надёжности которой он рапортовал уже Великому Князю Павлу Александровичу.
Сам Корнилов глубоко переживал выполнение выпавшей на него тяжелой обязанности. По воспоминаниям полковника С. Н. Ряснянского, находясь под арестом в г. Быхове, в сентябре 1917 г., генерал «в кругу только самых близких лиц поделился о том, с каким тяжелым чувством он должен был, во исполнение приказа Временного правительства, сообщить Государыне об аресте всей Царской Семьи. Это был один из самых тяжелых дней его жизни…[13]»
Тем не менее после ареста императрицы за Корниловым закрепилась репутация революционного генерала, а ортодоксальные монархисты так и не простили генералу его участия в этом эпизоде.
Генерал разрабатывал нереализованный проект создания Петроградского фронта, в состав которого должны были войти войска Финляндии, Кронштадта, побережья, Ревельского укрепленного района и Петроградского гарнизона.
Работая совместно с военным министром А. И. Гучковым, Лавр Георгиевич разрабатывает ряд мер к стабилизизации обстановки, стремясь оградить армию от разрушительного влияния Совета рабочих и солдатских депутатов, влияние которого на армию уже выразилось в печально знаменитом Приказе № 1. Вывести разложившиеся гарнизонные и запасные части, как и ввести в город новые полки, было невозможно в связи со всё тем же Приказом № 1. Гучкову и Корнилову оставалось лишь незаметно расставлять на важных постах своих людей. По свидетельству Гучкова, определённые успехи в этом были достигнуты: в военные училища и артиллерийские части назначались фронтовые офицеры, а сомнительные элементы удалялись со службы. В дальнейшем предполагалось создание Петроградского фронта, что дало бы возможность переукомплектовать существующие части и тем самым оздоровить их.
6 апреля 1917 г. Совет наградил Георгиевским крестом унтер-офицера лейб-гвардии Волынского полка Т. И. Кирпичникова, первым начавшего бунт в своем полку в начале Февральской революции и убившего капитана Лашкевича.[16][17]
Гучков свидетельствует, что генерал Корнилов до последнего надеялся договориться с представителями Совета. Но это ему не удалось, как не удалось и найти общий язык с солдатами Петроградского гарнизона. Деникин писал по этому поводу: «Его хмурая фигура, сухая, изредка лишь согретая искренним чувством речь, а главное, её содержание — такое далёкое от головокружительных лозунгов, выброшенных революцией, такое простое в исповедовании солдатских катехизисов, — не могли ни зажечь, ни воодушевить петроградских солдат».

Командование 8-й армией
­­
В конце апреля 1917 г. генерал Корнилов отказывается от должности главнокомандующего войсками петроградского округа «не считая возможным для себя быть невольным свидетелем и участником разрушения армии… Советом рабочих и солдатских депутатов»[18] и, в связи с подготовкой летнего наступления на фронте, его переводят на Юго-Западный фронт командующим 8-й армией — ударной армии фронта, которая под его начальством добилась впечатляющих успехов в ходе июньского наступления войск Юго-Западного фронта.
В конце апреля 1917 г. — перед уходом в отставку военный министр А. И. Гучков хотел провести генерала Корнилова на должность главнокомандующего Северным фронтом— самого распущенного и распропагандированного из всех русских фронтов, где существовали трудности в управлении и могла пригодиться «твёрдая рука» Генерального штаба генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова. К тому же должность главнокомандующего фронтом оставалась вакантной после ухода с неё генерала Рузского. Против этого категорически возражал ставший после отречения Царя Верховным Главнокомандующим Генерального штаба генерал от инфантерии М. В. Алексеев, ссылаясь на недостаточный командный стаж генерала Корнилова и тот факт, что многие генералы, старше Лавра Георгиевича по производству и заслугам, ждут своей очереди. На следующий день Гучков прислал официальную телеграмму по вопросу назначения Корнилова, Алексеев пригрозил, что в случае, если назначение состоится, он сам уйдёт в отставку.[19] Военный министр не решился рисковать отставкой Верховного Главнокомандующего, о чём впоследствии, по некоторым данным, жалел. Описанный эпизод впоследствии зародил довольно сильную неприязнь между двумя генералами — он, как и ситуация с арестом в недалёком будущем Алексеевым корниловцев в Ставке после неудачи Корниловского выступления — даёт ключ к разгадке сложившихся весьма непростых взаимоотношений двух генералов.
Ознакомившись с положением на фронте, генерал Корнилов первым поднял вопрос об уничтожении солдатских комитетов и запрещении политической агитации в армии, учитывая, что армия в момент принятия её генералом Корниловым, находилась в состоянии полного разложения.
19 мая 1917 года Корнилов приказом по 8-ой армии разрешает, по предложению Генерального штаба капитана М. О. Неженцева, сформировать Первый Ударный отряд из добровольцев (первая добровольческая часть в Русской армии). За короткий срок трехтысячный отряд был сформирован и 10-го июня генерал Корнилов произвел ему смотр. Капитан Неженцев блестяще провёл боевое крещение своего отряда 26 июня 1917 г., прорвав австрийские позиции под деревней Ямшицы, благодаря чему был взят Калущ. 11 августа приказом Корнилова отряд был переформирован в Корниловский ударный полк. Форма полка включала в себя букву «К» на погонах, и нарукавный знак с надписью «Корниловцы». Был сформирован также Текинский полк, ставший личной охраной Корнилова.
В период командования Корниловым 8-й армией большую роль приобретает комиссар этой армии эсер М. М. Филоненко, служивший посредником между Корниловым и Временным правительством.

­­
Через 2 дня после начала разработки наступления в армии, возглавляемой генералом Корниловым, 25 июня 1917 г., его войска прорывают позиции 3-й австрийской армии Кирхбаха западнее Станиславова. Уже 26 июня разгромленные Корниловым войска Кирхбаха бежали, увлекая за собой и подоспевшую им на помощь немецкую дивизию.
В ходе наступления армия генерала Корнилова прорвала австрийский фронт на протяжении 30 вёрст, взяла в плен 10 тыс. солдат противника и 150 офицеров, а также — около 100 орудий. Деникин в своих воспоминаниях позже напишет, что «Выход на Ломницу открывал Корнилову пути на Долину Стрый, и на сообщения армии графа Ботмера. Немецкая главная квартира, — считала положение главнокомандующего Восточным фронтом критическим.»[20]
Однако последовавший прорыв германцев на фронте 11-й армии — бежавшей перед немцами, несмотря на огромное своё превосходство в численности и технике[21] вследствие своего развращения и развала из-за разлагающей революционной агитации — нивелировал первоначальные успехи русских армий.
После общей неудачи июньского наступления Русской армии и Тернопольского прорыва австро-германских войск генерал Корнилов, сумевший в сложнейшей ситуации удержать фронт, был произведён в генералы от инфантерии, а 7 июля назначен Керенским главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта вместо генерала А. Е. Гутора и вечером того же дня направил Временному правительству телеграмму с описанием положения на фронте («Армия обезумевших тёмных людей… бежит…») и своими предложениями по исправлению положения (введение смертной казни и полевых судов на фронте). Генерал Брусилов противился этому назначению (но при этом 8 июля своей телеграммой подтвердил, что считает «безусловно необходимым немедленное проведение в жизнь мер, просимых генералом Корниловым»[22]), однако Керенский настоял на назначении Корнилова: положение фронта было катастрофическим,
…а Корнилов смел, мужественен, суров, решителен, независим и не остановится ни перед какими самостоятельными действиями, требуемыми обстановкой и ни перед какой ответственностью… По мнению Керенского, опасные в случае успеха качества идущего напролом Корнилова — при паническом отступлении могли принести только пользу. А когда мавр сделает своё дело, с ним можно ведь и расстаться…[23]


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Антанты
Прoкoммeнтировaть
Великая Княжна Мария Николаевна 14:35:02
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Arthur Arz von Strauenburg Великая Княжна Мария Николаевна 14:29:50
­­
Артур Арц фон Штрауссенбург (нем. Arthur Arz von Strauenburg, 16 июня 1857, Германштадт, Трансильвания - 1 июля 1935, Будапешт, Венгрия), барон (1917), австро-венгерский генерал-полковник (1918).
Подробнее…Юность и начало службы
Арц фон Штрауссенбург происходил из знатного саксонского рода (немцев, переселившихся в Трансильванию в Средние Века). Сын евангелического священника. После окончания евангелической гимназии в Германштадте и юридического училища в 1878 году поступил добровольцем в австро-венгерскую армию. В 1887 году закончил Академию Генштаба, затем на различных командных должностях в Генштабе. В 1912 году назначен командиром пехотной дивизии.
Начало Первой мировой войны
Его дивизия с началом боевых действий отличилась в боях при Комарове. В сентябре 1914 года он назначается командующим 3-м армейским корпусом. В конце 1914, начале 1915, руководил сектором фронта в районе Горлицы. В январе 1915 году он назначается командующим специальной армейской группы, которая позднее вошла в состав 11-й германской армии под командованием Августа фон Макензена. Арц фон Штрауссенбург командовал этой группой при прорыве русского фронта в Галиции и при штурме Брест-Литовска. В 1916 году в ходе Брусиловского прорыва, корпус Арц фон Штрауссенбурга понес тяжелые потери.
Румынская кампания
В 1916 году Румыния выступила на стороне Антанты и объявила войну Австро-Венгрии, образовался новый фронт-Румынский. Арц фон Штрауссенбург назначается командующим 1-й армией, сосредоточенной против Румынии. В ее составе было всего 10 000 человек и сам Штрауссенбург называл себя "командующим без армии", 1-я армия Штрауссенбурга вошла в состав немецких войск под командованием фон Фалькенгайна. В августе румынские войска при поддержке русских частей начали наступление в Трансильвании. 1-я армия Штрауссенбурга приняла участие в контрнаступлении в Трансильвании, имея в своем распоряжении всего один корпус и несколько дивизий, армия Штрауссенбурга оттеснила румынские войска с территории Австро-Венгрии.
Начальник Полевого Штаба
В начале 1917 года Арц фон Штрауссенбург назначен начальником Полевого Штаба при императоре Карле I, фактически став главнокомандующим австро-венгерскими войсками. С 1917 главным фронтом войны для Австро-Венгрии становится Итальянский. При нем произошла битва при Капоретто, в которой австро-венгерские войска разбили итальянские части. В 1918 году, Арц фон Штрауссенбург, будучи в Германии высказался за начало переговоров с союзниками. К концу 1918 года в австро-венгерской армии прошел процесс разложения, венгерские части покинули свои позиции на фронте и 3 ноября военные действия прекратились.
После войны
После распада Австро-Венгрии и завершении Первой мировой войны, Арц фон Штрауссенбург вышел в отставку и поселился в Вене. В 1926 году венгерское правительство назначило ему высокую пенсию и он переехал в Будапешт. В Будапеште Штрауссенбург писал мемуары и воспоминания. Автор книг: «К истории Великой войны 1914-1918» (Вена-Лейпциг, 1924), «Борьба и защита империи» (Вена-Лейпциг, 1933).


Категории: Первая мировая война, Императоры и деятели стран Центральных держав
Прoкoммeнтировaть